Бетономешалка нелюбви к себе

Когда мы разбирали мою основную придурь, про которую я уже писала отчетик-статью, шёл девятый час вечера. Мы вынуждены были из класса уже переместиться в кафе, где продолжили моё ковыряние. После того как я сказала, что мне вполне норм сидеть в бункере, задача вышла такая — как можно «красивше» расписать мне эту дрянь, чтобы я уж точно не сказала больше, что мне это вполне норм.

Александр говорил про придурь всякое "хорошее" (как мы обычно говорим - достал ссаные тряпки, чтобы дурь выбивать), но я вцепилась в неё мёртвой хваткой и застряла в короткой цепочке бункер-самоедство, продолжавшейся бесконечно. Стоило только подцепить край говнятины, под которой сидела боль, у меня включалось "аа! меня ругают! да я тварь последняя! ну получай, я!" и всё.

Боль не выходила, а проглатывалась, уходила в самобичевание, через которое шёл спад напряжения (это очень выматывает, энергия быстро сливается, но тогда я об этом не знала), а после уже не хватало энергии на то, чтобы снова подковырнуть говнятину и выпустить боль. Но в тот момент, я думала что ругают МЕНЯ, и что это вполне заслуженно.

После часа моих самоистязаний стало понятно, что дальше сегодня ковырять бессмысленно, нужно разорвать цепочку бункер-самоедство. Перед тем, как разойтись по домам, Александр дал мне важное поручение - не фигачить себя до завтрашнего дня. Ну то есть просто не ругать себя, не обвинять, не гнобить хотя бы до утра. Я ушла вся в соплях и слезах с ощущением безвыходности, потому что не фигачить себя я не могла. Ну не могла и всё тут.

Однако, на моё счастье, запас энергии у меня ограничен, а самобичевание сливает его на ура. Запас закончился, и я в конце концов просто уснула.
На следующее утро я встала уже с твёрдым намерением добить эту придурь и не фигачить себя. Я помнила о том, что придурь включается, когда я наклоняю голову вниз или сваливаюсь в сонное состояние. Тогда на меня сразу накатывает тупняк и девочка-аутист включается.

Самобичевание само по себе не включалось, потому что пока что всё было спокойно, придурь мою никто не трогал (это было последнее занятие, темы уже были другие). Следовательно, состояние моё было более-менее адекватное. И я старалась бодриться. Если вдруг кто думает, что избавляться от придурей легко и весело, спешу разочаровать вас: чтобы работа над собой работалась нужно её работать. Специально для себя повторяю это слово, потому что оно меня в некотором смысле ужасает и мотивирует одновременно. Не скатываться в тупняк и не опускать голову — я делала это, хоть это и было сложно.

Бодрись!!
По инерции внимание уползало в приторную вату куда-то за спиной, как будто там меня ждала самая мягкая в мире перина, а взгляд уползал в пол, наверное, чтобы не так заметно было, что я сплю с открытыми глазами. Мы разбирали другие интересные темы, а я старалась отследить параллельно — когда же начинает включаться то самое несчастненькое состояние, которое является первым шагом к самобичеванию.

Я хотела поймать его и посмотреть на то, как изменится моё состояние, какие будут при этом мысли и тд. И мне удалось это сделать. Мы как раз разбирали субличность Лошары, которая у меня процветает, поэтому я старалась вникнуть в материал, задавала дополнительные вопросы — про чувство никчемности и тд, мы затрагивали ещё тему выпускания боли…

И вот снова, в какой-то момент меня озарило: самобичевание не выпускает боль, просто сливает энергию. На тебя накатывает состояние несчастности, ты думаешь, что если заплачешь, разноешься или даже впадёшь в истерику, то сможешь выпустить боль, но это разводка. Боль не выпускается. Идёт тупо слив всей твоей энергии, которую можно было бы направить в нужное русло, на то, чтобы пострадать. И в этом есть свой кайф, как бы мерзко это ни звучало. Потому что это успокаивает.

Что надо было принять за действительность, чтобы считать бетономешалку своей подушкой безопасности??
Это служит подушкой-предохранителем, не позволяющей тебе добраться-таки до чего-то реально неприятного, страшного и болезненного. А так поныл, пострадал, всё — ты молодец, план выполнен. Оставим отработку на другой день. Вообще, за самобичеванием стоит очень большой и очень жирный механизм защиты своего эгоизма. Ткни такого человека в реальность, и он выдаст тебе такую порцию соплей и слёз, что можно утонуть. Мама мне часто говорила, что я впадаю в истерику, когда накосячу, но при этом просто жалею себя. «Хватит жалеть себя!» — Говорила мне мама.

Про то, что прячется там дальше, я сейчас писать не буду, там другой отчётик ждёт своей очереди. А вот на самом механизме остановлюсь, потому что очень важно научиться определять, когда накатывает несчастненькое состояние. Очень важно научиться его отличать от того момента, когда ты реально докапываешься до болячки и выпускаешь из неё боль и страх. Вот про то, как ощущается выпуск боли, я скажу что…стоит вам пару раз попробовать это состояние, и вы его уже ни с чем не спутаете.

Как ощущается выпуск страха и боли? Как выпуск страха и боли :)
Когда это с вами случается, вы понимаете, что это оно.
Когда это происходит? Когда мы смотрим на свои страх и боль, не убегая, не переводя внимания. Просто внимательно смотрим на то, что там происходит. А там тем временем будет происходить много чего. Я могу сравнить это с вытаскиванием вещей из огромного чемодана. Да, он большой, но не бесконечный. И ты тащишь, тащишь, рассматриваешь, отбрасываешь в сторону, снова тащишь… И оно выходит постепенно. И чемодан становится легче, тебя попускает.
То есть ты прям ощущаешь, что тебе становится легче, а на месте прежней захламленности, мутотени и жести появляется глубина и ясность.
Это болезненный процесс, но у него есть динамика и продуктивность.

Как ощущается самобичевание? Как будто ты ходишь по кругу. Скорее даже — как будто тебя засунули в бетономешалку. Это невыносимо. Прежде всего потому, что динамики и продуктивности тут нет, нет выхода из этого состояния. Ты можешь гнобить себя до бесконечности, но ничего от этого не меняется. И тебе не становится легче, состояние глубины и ясности не открывается. Ты просто в итоге начинаешь чувствовать жуткую усталость даже чисто на физическом уровне. И эту усталость можно принять за облегчение.

Мне полегчало…
Но это совсем разные ощущения, если учитывать другие пункты. Как только другие пункты не сходятся, нужно себе сделать пометку, что вот это состояние — самобичевание, его надо срочно прекращать! Смещать внимание максимально во внешний мир. Заткнуть все внутренние голоса, которые продолжают говорить о том, какое вы говно и ничтожество. Попробовать собрать все свои силы и отвлечь себя. Ну или дождаться, пока вас выключит, и потом уже отслеживать момент появления несчастненького состояния, чтобы не дать завестись этой бетономешалке.

Главное, не впадать в бункер!! Потому что состояние самобичевания такое отвратительное и невыносимое, что первым желанием идёт бегство в бункер. То есть сказать себе «я устал думать о том, что я говно, и быть говном я тоже устал, сколько можно..» и всё. Как только это происходит, вы попали.
Эту цепочку потом очень сложно разорвать.

В случае работы любой придури важно помнить одно — прикинуться ветошью не получится. Не работает это так.
Бункер не спасёт ни от чего и никогда. Если отработал один деструктивный механизм, пока вы не включите позитивный, включится другой деструктивный. И так до бесконечности. Сделать вид, что вы устали и вообще тут не при чём — не работает. Вас просто будут таскать как овощ по разным аттракционам, и ни один из них вам не понравится.

30 января 2019г.
Автор: Ульяна Овсянникова
Центр когнитивной психологии. Проект «Негэнтропия»
https://www.facebook.com/negentropypro
https://vk.com/negentropy
https://www.youtube.com/c/negentropy
https://t.me/negentropy
https://ok.ru/negentropy
https://www.instagram.com/popov_ng
https://twitter.com/popov_ng
Made on
Tilda